Головной убор на Руси

Головной убор на Руси


Важным компонентом древнерусской одежды являлись головные уборы. Их перечисление включает десятки наименований, которые могли меняться в зависимости от места распространения. В Древней Руси разнообразные виды головных уборов одновременно выполняли различные функции: они имели практическое предназначение, служили украшениями и являлись показателем социального статуса владельца.

Источниками для изучения головных уборов домонгольского периода на Руси явились археологические находки, данные лексикологии, материалы летописей и изобразительного искусства. В работе по исследованию древнерусских головных уборов участвовали ученые многих направлений: археологи, историки, этнографы, искусствоведы, лингвисты. В результате исследований, которые проводились в дореволюционный, советский и постсоветский периоды и охватывали огромные территории, было установлено, что из всех головных уборов, обнаруженных в погребениях и в кладах, большая часть относилась к головным уборам женщин. Работы по изучению мужских головных уборов продолжаются; примером может являться книга Е.А. Брайчевской «Древнерусский мужской костюм X-XIII». В данном описании основное внимание будет уделено древнерусским женским головным уборам.

Территории обнаружения головных уборов, которые носили женщины разных возрастов в Древней Руси, обширны, они включают как городские, так и сельские поселения. Начало их изучению было положено с обнаружения убранства для головы в женских погребениях. Удалось установить, что головные уборы были разнообразными по виду и материалу изготовления. Один и тот же вид мог иметь различные способы ношения – это зависело от местности и хронологического времени распространения. Уборы сочетались с украшениями: вышивками, шитьём, бляшками, камнями, височными кольцами. Еще один важный вывод – головные уборы древнерусских женщин делились по возрастному признаку: для девочек и молодых девушек допускались непокрытые волосы, обрамлённые обручем, в то время как замужние женщины должны были полностью прятать волосы под головной убор. Красоту причёски заменяла красота головных уборов.

Головные уборы делились на простые (например, венчики) и составные, в которые входило несколько компонентов. Материал для изготовления лицевой, видимой для окружающих, части головных уборов был разным, но преимущественно это были шерсть, шёлк, растительные волокна и войлок. Возможно, использовался и мех – точно идентифицировать остатки недолговечного материала у головных уборов не удалось. Отдельные детали (обручи, бляшки), делались из металла, твёрдую форму изделиям придавали с помощью бересты, дерева или кожи. Широко применялись декоративные вставки и украшения в виде лент или бисера, реже встречались украшения из жемчуга. Разноцветной бахромой из шерстяных нитей украшался низ изделий. Красивым дополнением к головным уборам являлись височные кольца разнообразного вида и форм.

К восстановлению целостных форм головных уборов археологи пришли после накопления достаточного материала для реконструкции. Постепенно сложился следующий порядок восстановления внешнего вида и соединения составных частей женских головных уборов в единый комплект для их подготовки к экспозиции и изучению:

  1. Очистка обнаруженных фрагментов от остатков земляных наносов и загрязнений, реставрация и описание археологических находок;
  2. Определение расположения убора на голове и способа его ношения;
  3. Сборка и соединение отдельных элементов комплекта в составных головных уборах;
  4. Распределение материала по категориям на основе различных критериев.

В результате совместной работы ученых многих направлений была составлена типология женских головных уборов, которая включает типы и подтипы. Критериями распределения головных уборов по типам явились их форма, материал изготовления и способ изготовления. Наиболее распространённой классификацией является следующая: все женские головные уборы разделены на три типа, которые, в свою очередь, делятся на несколько подтипов.

Тип I. Головные уборы в форме платков или полотенец

Данный тип головных уборов в развернутом виде представлял собой удлинённый прямоугольник из ткани, чаще всего из тонкого белого холста, по форме напоминающий полотенце – он носил название «убрус». Этот термин встречается и в восточнославянском словаре XIX-XX веков. По мнению дореволюционного филолога и археолога И. И. Срезневского (1812-1880), у древних славян убрусом называли и мужские, и женские головные уборы. Это мнение разделяет и современный диалектолог Т.А. Беркович.


Головные уборы в форме платков или полотенец


Известно, что длина убруса доходила до двух метров, а ширина – до полуметра. Головным убором убрус становился тогда, когда его обвивали или обматывали вокруг головы. Этнографические материалы показывают, что существовали разные приёмы укладки полотенчатых уборов: ткань могла различными способами складываться по длине и по-разному располагались концы убора. Получившийся головной убор, покрывающий волосы и согревающий голову, в Древней Руси назывался «плат», «покров» или «повой». Иногда плат надевался поверх другого головного убора, который имел твёрдую основу.

Разные виды тканей, которые использовались для изготовления убруса, позволили разделить данный тип головных уборов на три подтипа: изготовленные из шерсти и полушерсти; изготовленные из посконных нитей; шёлковые головные уборы.

Подтип 1. Головные уборы, изготовленные из шерстяных или полушерстяных нитей

Головные уборы, материалом для изготовления которых послужили шерсть и полушерсть, встречались во многих археологических находках. В частности, исследователь славянских древностей советский археолог Т.В. Равдина (1919-1991) описала платки данного подтипа, обнаруженные в погребениях вятичей. Доказательством того факта, что шерсть и полушерсть использовались для изготовления головного убора, была находка, обнаруженная в волховских памятниках, относящихся к XII-XIII вв.: это был фрагмент полушерстяной ткани с клетчатым рисунком, составленным из переплетения нитей красного, жёлтого и чёрного цветов. Найденный в женском погребении фрагмент находился у висков. Ткань имела ажурные полосы, которые образовались из-за выпадения ниток растительного происхождения при долгом пребывании в земле.

Подобные головные уборы были обнаружены М.А. Сабуровой в вологодских курганах: материалом для изготовления послужила клетчатая полушерстяная ткань полотняного переплетения.

Советский археолог Р.Л. Розенфельдт (1922-1989) обнаружил большое количество разнообразных платков в Битяговских курганах. Помимо уже известных по археологическим описаниям платков, там были найдены образцы узорных шерстяных платков. М.А. Сабурова по материалам многих археологических раскопок привела описание украшений для данного вида головных уборов: они включали бисер, бляшки разных видов и разнообразные подвески.

Интересный вид шерстяных платков, который накидывался на плечи, исследован российским археологом А.Э. Зориной. Данный подтип платков назывался «вилайнэ». Такие платки были распространены в приграничных северо-западных регионах Руси, где сильно было влияние культуры балтов и финно-угров. Вилайнэ распространились в ранний период, с VII века. Украшения для таких платок имели вид спиралек и колечек, изготовленных из бронзы.

Лингвистические особенности обозначения первого подтипа платков и его дальнейшее развитие были исследованы русским писателем и этнографом В.И. Далем (1872-1872). Он определил, что в XIX веке помимо слова «плат» в Вологодской губернии имел хождение термин «понява» – так назывались шерстяные и полушерстяные женские платки. Термин «понява» распространился и на другие виды одежды: этим же словом именовалась юбка в южнорусских районах и охабень – на севере. Иначе трактовалось слово «понява», встречаемое в древнерусских летописях: у него было два значения: ткань, которой что-либо укрывают или материал, применяемый для верхней одежды.

Подтип 2. Головные уборы, изготовленные из посконной ткани

Реконструкция головных уборов данного подтипа представляла значительную трудность, так как посконные нити, получаемые из растительного волокна, со временем подвергаются сильному разрушению. Археологами обнаружены только отдельные фрагменты ткани. К числу известных находок относятся остатки льняной ткани полотняного переплетения, обнаруженные известным российским археологом Г.Ф. Соловьевой в 1967 году. При раскопках в курганах радимичей в Гомельской области были обнаружены отдельные фрагменты ткани, которые находились на черепе и у плечевой кости; надо лбом ткань была украшена металлическими бляшками. Находка датировалась началом XI века.

Другая находка, имевшая лучшую сохранность, была обнаружена при раскопках погребения в Минске советским археологом В.Р. Тарасенко (1899-1972). Ученый датировал обнаруженную на женском черепе ткань белого цвета полотняного переплетения концом XII века. В данной местности ткань этого типа именовалась «рядиной». Удалось установить, что фрагмент ткани, относящийся к головному убору, был уложен на косы; под ним находился кружок из бересты. Очелье было украшено вышивкой и венком, сплетённым из цветов. Вышивка была выполнена на куске шёлковой ткани. «Рядина» в данной местности сохранилась до XX века: из нее ткали специальные длинные полотенца для свадебных случаев и на случаи смерти. Образец подобного полотенца длиной примерно 3 метра хранится в минском музее.

Подтип 3. Головные уборы, изготовленные из шёлковых тканей

Представление о данном подтипе убранства для головы учеными получено на основе найденных при раскопках фрагментов. Археолог и искусствовед Н.С. Шеляпина, занимающаяся исследованиями в Успенском соборе Московского Кремля, в погребении XIII века обнаружила фрагмент фаты из шёлковой кисеи. В русском языке словом «фата» обозначали лёгкие женские нарядные покрывала и тонкие свадебные полотенца. При раскопках другого погребения, проведённых в смоленской церкви советским археологом И.М. Хозеровым (1899-1947), был обнаружен еще один образец фаты, окрашенной в красный и розовый цвета. По мнению лингвиста Т.И. Беркович, термин «фата» имеет восточное происхождение и обозначает один из сортов шёлковой ткани. Это подтверждается специалистом по истории стран Востока Н.В. Пигулевской (1894-1970), которая высказала мнение, что подобные ткани производили в Иране.

М.В. Фехнер обнаружила образцы фаты в кладах, относящихся к домонгольскому периоду. Фата из Михайловского клада была украшена золотным шитьём и тканым узором.

Тип II. Составные головные уборы

Особенностью данного типа является наличие большого количества различных деталей, которые сшивались или составлялись вместе. Различные способы изготовления головных уборов сложного типа позволили разделить их на три подтипа.

Подтип 1. Шитые головные уборы с жёсткой основой

Представление о внешнем виде данного подтипа было получено после раскопок вятских древностей: наиболее полную картину представили находки, обнаруженные в Беседских курганах. Эти раскопки вели многие известные археологи, среди которых ведущее место занимал А.В. Арциховский. Особую ценность для специалистов представляло обнаружение целостного фрагмента шитого головного убора бурого цвета с украшениями в виде тканого узора и орнамента, выполненного из ромбов красного цвета. Жёсткость убору придавала основа из луба.


Шитые головные уборы с жёсткой основой


Основные компоненты головного убора, помимо основы, включали ткань, узорную ленту и жгут. Археологи определили вид основной ткани и ткани, из которой была изготовлена лента – это была шерстяная ткань полотняного переплетения. Определено, что между лубом и лентой располагались жгуты из крученых шерстяных нитей, предназначенные для прикрепления височных колец. Установлено, что узорная лента располагалась почти по всей длине луба.

В этом же археологическом памятнике был найден еще один образец ткани меньшего размера треугольной формы с закруглёнными краями; орнамент на этом фрагменте был выполнен в браной технике. Предполагают, что конструкция данного головного убора и его составные части были схожи с первым образцом. Специалисты установили, что головной убор полностью закрывал волосы, а для украшения из-под убора делалась имитация волос из шерстяных нитей.

Фрагмент головного убора, обнаруженный в Волковских курганах, по конструкции был аналогичен ранее описанным. Основная ткань – шерсть тёмного цвета. В числе дополнительных украшений можно назвать вышивку из косых крестов.

По мнению М.А. Сабуровой, верхняя часть данного подтипа головных уборов была округлой или расширяющейся от основания вверх. Расширяющаяся часть убора располагалась надо лбом – к такому выводу археолог пришла на основе изучения найденных фрагментов и изображений на миниатюрах.

Подтип 2. Сложные головные уборы мягкой конструкции

Основные компоненты данного подтипа головных уборов известны по раскопкам курганов в Московской области, о чем указано в описании М.А. Сабуровой. Удалось установить, какие отдельные детали входили в головной убор без жёсткой основы. Они включали: шерстяные ленты, украшенные бахромой длиной до 20 сантиметров, которая располагались по обеим сторонам лица; шерстяные ленты с различными узорами, которыми обвязывалась голова на уровне лба; фрагменты различных тканей (шерстяных, полушерстяных, льняных). Искусствоведы проследили развитие этого подтипа головных уборов до XX века и пришли к выводу, что такие же составные части и орнаменты присутствовали в головных уборах молодых женщин южных великороссов – эти головные уборы назывались «увивки» или «мохры».

Подтип 3. Головные уборы в виде кокошников, украшенных бляшками

Свое название кокошники получили из-за формы головного убора, напоминающего петушиный гребень. От всех остальных головных уборов они отличались формой, высоко поднимающейся надо лбом, что зрительно увеличивало высоту лба, Возвышающийся край был фигурным (он мог иметь вид короны, петушиного гребня или луковицы) и украшался прикреплёнными бляшками. Твёрдая основа у них делалась также из луба, бересты или жёсткой ткани.

Описания кокошников, обнаруженных в Смоленской области, были представлены российскими археологами и этнографами Н. И. Савиным (1890-1947) и А.В. Шмидтом (1894-1935); в Вологодской области – археологом М.А. Сабуровой. Кокошники с берестяной основой можно увидеть в Этнографическом музее Санкт-Петербурга; экспонат был доставлен в музей из Вологодской области.

Дополнением к конструктивным особенностям кокошников являлись височные кольца, которые прикреплялись к головному убору с помощью кожаных ремешков – это было установлено по харлаповским находкам. Височные кольца имели форму браслета; они накладывались на берестяные кружки такой же формы, которые обшивались красной шерстяной тканью – об этом свидетельствуют следы от иголок по краям кружков. Этнограф Н.П. Гринкова (1895-1961) высказала мнение, что берестяные кружочки пришивались к кольцам или же просто подтыкались под головной убор.

По убеждению Н.П. Гринковой, такие же кольца носили и в последующее время. По этнографическим материалам более позднего времени удалось установить еще один вид украшений, которые являлись дополнением к головному убору – украшения имели форму круглых лопастей. Такие украшения обнаружили в Харлаповских погребениях XI -XIII вв. Оригинальный головной убор, называемый «кричка рогатая», можно увидеть в Музее народного искусства Москвы: его своеобразие заключалось в том, что по боковым сторонам очелья были пришиты лопасти диаметром около 7 сантиметров. Они имели круглую форму, были прикреплены к твёрдой основе и украшены бисером и бляшками. Этнографы предполагают, что харлаповские находки могли включать и височные подвески, которые прикреплялись к лопастям и ремешками перекидывались через темя.


Головные уборы в виде кокошников, украшенных бляшками

Тип III. Ленточные головные уборы

Конструкция данного типа головных уборов была простой и представляла собой круг, служившего для скрепления кос или незаплетённых волос, которые дозволялось носить незамужним девушкам. Макушка оставалась открытой. Эти уборы назывались также «венчик». Повязки или венчики могли украшаться жемчугом или драгоценными камнями – это зависело от благосостояния семьи.

Этимология слова «венок» исследовалась многими учеными. Считается, что слово «венок» или» «венец» – это перевод древнегреческого слова «диадема», означающего повязку на голову. В 1901 году И.Е. Забелин отнес термин «венец» к описанию царской одежды XV- XVI вв. Дальнейшее развитие слова проследил В.И. Даль в середине XIX века: этот же термин применялся в русской народной одежде XVIII- начала XIX вв. Исследования советского лингвиста Ф.П. Филина (1908-1982) подтвердили предположение В.И. Даля о последующей трансформации данного понятия. Российский лингвист Т.Л. Беркович считает, что слово «венок», ведущего свое начало от слова «вить», обозначало головной убор девушки, а слово «венец» относилось также к свадебному убору. Кроме того, при возведении на престол венец надевали на голову царя.

В.П. Левашова разделила ленточные головные уборы по материалу их изготовления. В настоящее время эта классификация дополнена и сейчас насчитывает восемь подтипов.

Подтип 1. Венцы (венчики) в виде металлической ленты

Металлические венчики были очень тонкими, до 1 мм толщиной. Венцы данного подтипа имели обширную территорию распространения, и поэтому были обнаружены многими археологическими экспедициями. Во второй половине XIX века русский археолог А.С. Уваров описал венчик на твердой основе; подобная основа или, как их называли, венчики, «нашитые на повязку», описаны и В.П. Левашовой в 1960-е годы. А.В. Успенская в 1970-е годы представила описание венчика с отверстиями на концах, найденного в Калининской области. Он представлял собой ленту, сделанную из серебра. Под венчиком находилась берестяная лента.

Находки В.В. Седова в курском погребении, датированном XI веком, расширили знания о металлических венцах: экспедицией были обнаружены венцы, изготовленные из металлического жгута с особой обработкой концов: концы, расклёпанные трубочкой, предназначались для шнурка. Здесь же были обнаружены височные кольца в форме браслета. Очевидно, височные кольца крепились к волосам с помощью проволочных шпилек, которые были обнаружены там же.

Подтип 2. Тканевые ленты

Материалом для изготовления тканевых ленточных головных уборов зачастую служили шерсть, парча, шёлк или бархат. Ткань складывалась несколько раз и завязывалась на голове, закрывая лоб и темя. Украшением служила вышивка.

Подтип 3. Шёлковые ленты

Археологом М.В. Фехнер было установлено, что ленты из шёлка относились к более дорогим, чем металлические и тканевые: они имели богатые украшения из вышивок и драгоценных металлов. Подобные ленты были найдены при раскопках во многих курганах; советский археолог Я.И. Пастернак (1892-1969) обнаружил ленты данного подтипа в кладах.

Подтип 4 и 5

Специалисты объединили Подтип 4 и Подтип 5 по способу изготовления лент: они были домоткаными. Отличия состояли в материале изготовления: для лент подтипа 4 использовалось растительное волокно, а для подтипа 5 – шерсть. Искусствовед М.Н. Левинсон-Нечаева установила, что ленты данных типов, украшенные геометрическим рисунком, встречались в сельской женской одежде XIX века.

Подтип 6. Ленты, сшитые из ткани

Ленты, сшитые из ткани


Ленты, изготовленные из сшитой ткани, были обнаружены в погребении, относящемуся к XII веку, в Московской области. Установлено, что при крое ткань складывалась, а затем сшивалась. Раскопки проводились экспедицией российского археолога М.Е. Фосс (1899-1955) в 1924 году и М.Н. Левинсон-Нечаевой в 1959 году. Судя по археологическому описанию, ленточный головной убор был изготовлен из синей шерстяной ткани, имел подкладку из льняной ткани и был украшен орнаментом. Для выполнения орнамента использовались нити красного и жёлтого цветов. Дополнительным украшением являлись семилопастные височные кольца. Предполагают, что убор мог принадлежать молодой девушке, так как волосы не были заплетены в косу, а были распущены.

Ленты данного подтипа могли сшиваться из разных тканей – это доказывает находка, датированная XII веком, обнаруженная археологом А. А. Юшко в погребении в Подольском районе Московской области. Находка представляла собой ленту, скомбинированную из разных материалов: шерсти, составлявшую основу ленты, и шёлка, из которого были изготовлены короткие ленточки, нашитые на основу. Оригинальными украшениями являлись бляшки из сплавов серебра, имеющие форму полушарий, а также семилопастные височные кольца. Удалось установить форму прически: волосы у висков были уложены в форме петли.

Подтип 7. Ленточные головные уборы из бляшек

В кладах, обнаруженных в дореволюционное время, было найдено большое количество уборов, богато украшенных бляшками – об этом писали Н.П. Кондаков и Н.Ф. Беляшевский (1867-1926). А.А. Спицын указал, что уборы данного подтипа были обнаружены на лобной части черепа. По описаниям археологов, найденные образцы имели пластины или бляшки, изготовленные из золота: семь треугольных и две в виде трапеции. Завершение пластин имело или форму киля в виде киотцев, или сужение. В бляшках были сделаны отверстия, через которые проходила соединявшая их нить.

Некоторые головные уборы данного подтипа имели форму диадемы – об этом писала Т.И. Макарова. В соответствии с её описанием, диадема имела ленты, которые завязывались на затылке; на очелье располагались пластины. При раскопках были обнаружены также уборы с бляшками, украшенными эмалью и жемчугом, и имеющие подвески. По мнению Б.А. Рыбакова, они являлись ритуальными головными уборами древнерусских княгинь.

Городские слои представили множество образцов с более скромным убранством. Они известны по находкам разнообразных бляшек, нашитых на ленту и относящихся к диадемам – такие уборы были обнаружены у киевской Десятинной церкви. Бляшки имели разную форму – от округлых до полушаровидных. В центральной части диадемы, среди бляшек, располагалось декоративное украшение – средник. Советский археолог М.К. Каргер (1903-1976) убедительно доказал, что найденные диадемы принадлежали состоятельным слоям населения, погибшим при монгольском нашествии.

Немало материалов о видах бляшек получено при раскопках курганов на различных территориях. В Гомельской области бляшки были изготовлены из сплава олова и серебра, в Новгородской области бляшки, описанные А.В. Арциховским, были украшены рубчатыми колесиками. Подобные бляшки были обнаружены К.В. Павловой у Новогрудки и А.А.Спицыным у Пскова. Э.С. Мугуревич, занимающийся изучением памятников Восточной Латвии, считает, что в северные территории подобные головные уборы пришли с древнерусской территории. Из всего ряда выделяется одна находка из Костромской области – венчик, украшенный рядами бляшек с эмалью; он был описан этнографом Ф.Д. Нефёдовым (1838-1902).

Подтип 8. Венцы, украшенные бусами

Как правило, венчики с бусами укреплялись берестяной или лубяной основой. Описание подобных уборов представлено в работах М.А. Сабуровой. Ученый-этнограф Е.Н. Клетнова (1869-1938), специалист по смоленским древностям, при раскопках кургана X-XII вв. описала убор в виде венчика, который был обнаружен на черепе. Его особенность – в украшении золочеными стеклянными бусами. Горизонтальный ряд бус образовывал узор с вертикальными пронизками из сердолика.

Очелья – это часто встречающаяся деталь, представляющая собой лицевую часть головного убора. Специалист по новгородскому искусству А.А. Строков (1907-1987) представил описание такой детали, обнаруженной в погребении XII века близ Борисоглебского собора. Форма очелья с прочной основой была прямоугольной, по центру верх был слегка приподнят. Очелье было богато украшено бляшками из серебра и позолоты и содержало остатки дорогой парчи с золотными нитями.

Подобное очелье было найдено в Московской области советским и российским археологом, специалистом по истории Москвы М.Г. Рабиновичем. По очелью из шёлковой ткани золотной нитью было выполнено шитьё; дополнительно очелье было украшено золототкаными лентами. Орнамент изображал древа, окаймленные арочками. Хронологические рамки памятника – XII век.

К началу XIII века относятся материалы, обнаруженные Н.С. Шелепиной в Московском Кремле. Очелье вместе с волосником и фатой было изготовлено из шёлковой ленты и было богато украшено шитьём золотной нитью и жемчугом. Оно имело дробницу прямоугольной формы.

Указание на очелье имеет грамота, обнаруженная при раскопках в Новгороде в 1965 году экспедицией российских археологов под руководством В.Л. Янина (1929-2020) и А.А. Зализняка (1935-2014).

По свидетельству В.И. Даля, термином «очелье» в XIX веке стали именоваться целые формы женских головных уборов.


Венцы, украшенные бусами

Височные кольца

Отдельный вопрос в теме о головных уборах – это височные кольца, являющиеся важным атрибутом женской одежды. По мнению М.А. Сабуровой, существовало три способа ношения височных колец, что удалось установить по материалам археологических работ в Вологде: вплетенные в косу; продетые в ткань головного убора; носившиеся непосредственно в ушах. Ранее А.В. Арциховским было установлено, что иногда кольца продевались в повязку на голове. Имеются сведения, что для прикрепления височных колец использовались золототканые ленты.

Одним из вариантов крепления височных колец являлось использование кожаных ремешков. М.А. Сабурова в местах проживания радимичей обнаружила сложную конструкцию: для прикрепления височных колец использовалась лента, которая могла быть изготовлена из ткани или кожи; лента складывалась пополам, а кольца прикреплялись таким образом, чтобы одно кольцо располагалось ниже другого. Нижнее кольцо подвешивалось на ленту. В археологических находках Московской области экспедицией А.А. Юшко был установлен такой же способ прикрепления семилучевых височных колец. Лента в данном женском погребении была изготовлена из ткани.


Височные кольца


По мнению М.А. Сабуровой, для удобства ношения колец прическа делалась таким образом, чтобы петля из волос находилась между кольцом и виском.

Различные формы височных колец включали также перстнеобразные кольца. Данный вид колец служил для прикрепления к головному убору рясен или подвесок. Рясна делались из колодочек или цепочек, на которые можно было подвешивать бляшки или колты. Один конец височного кольца имел форму спирали, которая прокалывала головной убор и прочно удерживала подвеску. Обнаруженные в памятниках рясна поражают разнообразием видов. М.А. Сабурова и М.В. Седова пришли к выводу, что вид рясен, сложность их комплектации и способ их ношения зависел от возраста женщин, например, девочкам их могли просто вплетать в косу, а пожилые женщины носили одно кольцо, расположенное на уровне уха. Сложный набор представляли собой рясна для девушек: перстневидные кольца соединялись между собой, на них подвешивались височные кольца из трёх бусин,

Следует сказать, что головные уборы чаще всего носили комплексный характер, сочетая различные типы и подтипы. Убор замужней женщины, например, мог включать в себя девичьи венки, о чем указывал российский этнограф Д.К. Зеленин (1878-1954). Он пришел к выводу, что головной убор для замужних женщин мог представлять собой усложненный девичий. Наблюдались и обратные заимствования: головной убор девушки мог включать элементы головного убора замужней женщины, например, очелье или твёрдую основу. Ленточные уборы могли дополняться различными элементами из других типов: это можно увидеть на миниатюре Радзивилловской летописи, где изображена женщина в плате с повязанной сверху лентой. Соединение очелья с убрусом изображено на иконе XIV века, посвящённой святой Варваре; на иконе Параскевы изображены вместе плат и диадема. Типология головных уборов помогает лишь привести в систему все полученные знания по истории головных уборов Древней Руси.


Рекомендуемые статьи

Рыбаков Борис Александрович (1908-2001)

Рыбаков Борис Александрович (1908-2001)

Имя Бориса Александровича Рыбакова хорошо известно как в России, так и за рубежом. Его научные труды опубликованы многотысячными тиражами и переведены на многие..

Кондаков Никодим Павлович (1844-1925)

Кондаков Никодим Павлович (1844-1925)

Никодим Павлович Кондаков является всемирно признанным авторитетным учёным. Его вклад в науку огромен: он ввёл в систему научных познаний новый раздел – историю..

Арциховский Артемий Владимирович (1902-1978)

Арциховский Артемий Владимирович (1902-1978)

Несколько поколений студентов в нашей стране училось по учебнику «Основы археологии» А.В. Арциховского, многие археологи использовали и используют методы провед..

Янин Валентин Лаврентьевич (1929-2020)

Янин Валентин Лаврентьевич (1929-2020)

Имя Валентина Лаврентьевича Янина, академика, доктора исторических наук, обладателя многочисленных научных и государственных наград и премий, хорошо известно в ..

Спицын Александр Андреевич (1858-1931)

Спицын Александр Андреевич (1858-1931)

Систематизация и классификация древностей требует титанического труда и умелого обращения с артефактами. Одним из первых учёных, кто начал составлять каталоги а..