Наперсные кресты

Наперсный крест – крест-распятие, который одевается поверх одежды на цепочке, шнуре или кожаной тесёмке на шею и носится на груди. Истоки появления наперсных крестов следует искать в крестах-мощевиках или энколпионах, их древние христиане – миряне и священники – носили либо на груди поверх одежды, либо за пазухой.

Во времена Киевской Руси наперсные кресты были широко распространены – их одевала знать, купцы, а также представители низших сословий: простые ремесленники и крестьяне. На протяжении всей русской истории наперсные кресты успели поменять своё предназначение, одно время их могли носить на себе миряне, потом они стали атрибутом высокопоставленного духовенства, а затем право носить наперсные кресты получили и рядовые священники.

Поморский старообрядческий наперсный крест Поморский старообрядческий наперсный крест, pic. 1

Поморский старообрядческий наперсный крест

Поморский старообрядческий наперсный крест – предм..

Крест двухсторонний «Распятие Христово. Иоанн Предтеча» Крест двухсторонний «Распятие Христово. Иоанн Предтеча», pic. 1

Крест двухсторонний «Распятие Христово. Иоанн Предтеча»

Наперсный крест 16 века с изображением распятого И..

Показано с 1 по 2 из 2 (всего страниц: 1)

В ранние века после Рождества Христова первые христиане не носили крестов, вместо них в ходу были различные виды круглых медальонов, на которых изображались Распятие или закланный Агнец, как символ жертвенного подвига Бога-Человека.

Постепенно кресты-энколпионы и наперсные кресты стали выходить из широкого обращения и стали атрибутами священничества.В 17 веке, в период царствия Алексея Михайловича, наперсный крест и вовсе имел статус атрибута царского одеяния, подчёркивающего, что царь – никто иной как помазанник Божий. В петровские времена наперсный крест могли носить архиереи и самые уважаемые архимандриты, что приравнивало наперсные кресты к сегодняшнему статусу панагий. В конце петровского царствования (с 1722г.) наперсный крест смогли носить и Члены Священного Синода.

В середине 18 века (в 1742 г.) Святейший синод постановил ношение наперсных крестов всеми архимандритами для отличия их от игуменов (которые не всегда являлись рукоположенными священниками).

Екатерина 2 в целом придерживалась описанного выше подхода, однако в обход правил, всё же наградила правом ношения наперсного креста нескольких особо отличившихся игуменов и иеромонахов.

Император Павел 1, который правил всего 5 лет и был свергнут и убит в ходе дворцового переворота, всё же успел внести порядок в концепцию наградных атрибутов русского православного духовенства, и эта концепция (хоть и с некоторыми изменениями) используется и поныне. В частности, в императорском указе Павла было сказано:

«А дабы священники могли за отличные заслуги удостоиться и особливых почестей, определяем в пользу белого священства: во-первых, получение креста для ношения на цепи на шее; во-вторых, употребление фиолетовой бархатной камилавки или скуфьи; и, наконец, третие, для знатнейших из них митры, каковую употребляют архимандриты, с тем, однако ж, что сии отличные почести не инако, как по воле или утверждению нашему даваемы или дозволяемы будут».

Утверждённый Павлом 1 крест носится священничеством и в наши дни – это серебряный позолоченный четырёхугольный крест простой формы на тыльной стороне которого написано: «Пресвитеру, дающему образ верным словом и житием».

Последний император Российской империи Николай 2 в 1896 году разрешил носить наперсный крест всем священникам, так что некоторые из «николаевских» крестов, перешедшие от предшественников из тех времён, носятся и современными батюшками. «Николаевский крест» восьмиконечен, отлит из белого металла (не обязательно серебра), на тыльной стороне слова:

«Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою».

Именно такой крест получает каждый священник, проходя чин рукоположения.

В настоящее время наперсный крест чаще всего носят на специальной цепочке с большими плоскими звеньями. Размер, форма и дизайн крестов такого типа регламентирован. Помимо наперсного креста священник, также как и все православные христиане, обязан носит и нательный крест.

В дореволюционной России также существовала традиция награждать священничество «императорскими крестами», однако такой чести удостаивались лишь немногие батюшки, ведь награждение осуществлялось по личному указу царя. В наши дни аналогом «императорского креста» является наградной крест с украшениями, который возлагается на священника, нёсшим служение не менее 20 лет. Такой крест отличается от обычного наперсного креста тем, что сверху его венчает корона, а снизу – подвеска.

В настоящее время различаются 3 категории наперсных крестов:

  • Наперсный крест белого металла – базовый крест, возлагаемый на священника во время рукоположения
  • Наперсный крест золотистого металла – наградной священнический крест
  • Украшенный наперсный крест – может носить разнообразные формы, но главная отличительная черта – подвеска. Значительная часть современных украшенных наперсных крестов расписаны эмалью и декорированы драгоценными или полудрагоценными камнями

Также следует отметить, что некоторые священники удостаиваются права носить сразу два наперсных креста, но эта награда может ожидать только весьма пожилых и заслуженных батюшек, пребывающих в сане более полувека.

Если говорить о материалах изготовления металлических наперсных крестов, то в основном используется латунь или серебро. Способ изготовления традиционен – это литьё. Нередко кресты подвергаются золочению, хотя в истории Церкви бывали случаи изготовления крестов полностью из чистого золота.

В обычной жизни батюшки часто носят резные деревянные кресты, не такие тяжёлые и дорогие, иногда предпочтение отдаётся наперсным крестам из кости или камня.

Таким образом, в современной Русской Православной Церкви каждый священник после чина рукоположения получает наперсных крест, носимый либо поверх богослужебных одеяний (во время служб), либо в повседневных условиях поверх рясы или обычной одежды. Наперсный крест имеет для священнослужителя важное символическое значение: он напоминает об ответственности священнического служения, о тяжести этого служения и об особой благодати, которая снисходит на священника, как на воина Христова, благодаря добровольно взятым на себя тяготам.